сделать домашней  добавить в избранное  карта сайта RSS
 

Вебинары HRM.RU

Прогноз эффективности кандидатов на основе тестов
Начало 26.05.2017 12.00 (по московскому времени)

Полный список вебинаров

События

полный список

Последние обсуждения

  26.09.2019 16:41:06
Новый уровень безопасности дыхания
  30.08.2019 14:26:41
Worldskills International и 3М запускают новый совместный проект «Образование во имя будущего»
  30.08.2019 11:33:40
Молодые профессионалы за устойчивое будущее
  24.08.2019 14:36:18
Научные эксперименты, продуктовые тесты и мировые технологии для молодых профессионалов
  09.08.2019 16:18:31
Только оригинальные СИЗ обеспечивают гарантированную защиту


Опросы
  Актуальные направления работы HR вашей организации 2017
Все опросы



Словарь терминов HR

* | А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ъ | Ы | Ь | Э | Ю | Я
* | A | B | C | D | E | F | G | H | I | J | K | L | M | N | O | P | Q | R | S | T | U | V | W | X | Y | Z

Ханнан, Майкл Ханнан, Майкл (1943), Hannan, Michael. Майкл Ханнан и Джон Фримен приобрели известность среди специалистов по организационным исследованиям, в 1977 г. после опубликования в Journal of Sociology новаторской статьи под названием “The population ecology of organizations” (“Популяционная экология организаций”). Популяционная экология или организационная экология (ОЭ) представляет собой социологическую теорию, объясняющую происходящие в популяциях организаций процессы и взаимодействия между популяциями, основная цель которой — получение ответа на простой, но фундаментально важный вопрос о разнообразии типов организаций. Биографиия и краткое описание идей из книги "Классики менеджмента" изд-ва Питер

Тематические разделы:
Организационное развитие и управление
Психология, теории HR : Персоналии

Информация для публикации любезно предоставлена изд-вом Питер

Ханнан, Майкл (1943) и Фримен, Джон (1945)

Hannan, Michael
Freeman, John

1. Организационная экология
2. Основная критика
3. По ту сторону организационной экологии

Краткие биографические сведения

Майкл Ханнан

родился 14 июля 1943 г.;
получил степень бакалавра социологии в Колледже Холи Кросс;
1968 г. — магистр, в 1970 г. — доктор социологии в Университете Северной Каролины в Чепл Хилл;
в настоящее время профессор кафедры исследований человеческих ресурсов и организационного поведения Высшей школы бизнеса Стэнфордского университета, 1969-1984, 1991.

Джон Фримен

родился в 1945 г.;
в 1992 г. получил премию Макса Вебера Американской социологической ассоциации за книгу Organizational Ecology (“Организационная экология”), написанную совместно с Майклом Ханнаном;
в настоящее время является профессором кафедры предпринимательства и инноваций в Хаасовской школы бизнеса при Калифорнийском университете (Беркли).

Основные работы

“The population ecology of organizations” в American Journal of Sociology (1977)
Organizational Ecology (1989)

Резюме

Майкл Ханнан и Джон Фримен приобрели известность среди специалистов по организационным исследованиям, в 1977 г. после опубликования в Journal of Sociology новаторской статьи под названием “The population ecology of organizations” (“Популяционная экология организаций”). Популяционная экология или организационная экология (ОЭ) представляет собой социологическую теорию, объясняющую происходящие в популяциях организаций процессы и взаимодействия между популяциями, основная цель которой — получение ответа на простой, но фундаментально важный вопрос о разнообразии типов организаций. Основными элементами этой теории являются дарвиновский естественный отбор, организационная инерция, зависящие от плотности показатели возникновения и исчезновения организаций, и стратегии, основанные на показателях ширины ниш. Организационная экология инициировала впечатляющее и быстро растущее количество эмпирических исследований. Нет сомнения в том, что, несмотря на критику, направленную против некоторых допущений этой теории, созданная организационная экология эмпирическая традиция, является важным вкладом в развитие организационных наук. В последние годы появились настойчивые призывы к повышению теоретической точности организационная экология, и прежде всего за счет улучшения отбора теоретической аргументации. Очевидно, что организационная экология является жизнеспособным и по-прежнему развивающимся направлением организационных наук.

1. Организационная экология

Мир организаций характеризуется огромным многообразием форм: крупные компании сосуществуют в нем с многочисленными малыми; одни фирмы имеют развитую бюрократическую структуру, а другие гораздо более упрощенную; и хотя многие компании являются диверсифицированными, их конкуренты могут быть высоко специализированными. Откуда возникает это многообразие и как оно изменяется со временем? Какие организационные формы пролиферируют? Как и почему исчезают некоторые типы организаций? Эти вопросы определяют суть того, что называется организационной наукой или организационной теорией. Майкл Ханнан и Джон Фримен получили широкую известность среди специалистов по организационным наукам после опубликования в 1977 г. в “American Journal of Sociology” новаторской статьи “The population ecology of organizations”, в которой всесторонне рассматривались поставленные выше вопросы. Популяционная экология или организационная экология (ОЭ) представляет собой социологическую теорию, в которой анализируются происходящие в популяциях организаций и между ними процессы. Публикация в 1989 г. книги М. Ханнана и Дж. Фримена Organizational Ecology ознаменовала переход от стадии отрочества к стадии зрелости продолжавшихся к тому времени уже в течение двенадцати лет исследований организационных популяций. Более чем любая другая организационная теория организационная экология уделяет внимание внутренней и внешней динамике мира организаций. Как уже говорилось, целью изучения организационных форм является поиск ответа на простой, но чрезвычайно важный вопрос о том, почему существует так много различных типов организаций (Hannan and Freeman, 1977).

Организационная экология была и остается революционной теорией, так как ее основные предположения радикально отличаются от более традиционных подходов к функционированию организаций. Поэтому для первого знакомства с ней необходимо представить ее ключевые понятия и сопоставить ее с другими организационными теориями. Затем мы введем понятия селекции (в сравнении с адаптацией), сравнительной инертности (в сравнении с приспособляемостью), конкуренции и легитимизации, ширины ниши и зависимости от плотности, которые также имеют большое значение для ОЭ. В данной статье основное внимание уделяется вопросам теории. Для более широкого знакомства с ОЭ и ее ответвлениями мы отсылаем читателей к работам Дж. Баума (Baum, 1996), М. Ханнана и Дж. Кэррола (Hannan and Carrol, 1992), М. Хананна и Дж. Фримена (Hannan and Freeman, 1989). Для начала необходимо сделать замечание о природе ОЭ. ОЭ является чисто научной теорией, в которой фактически не уделяется внимания ее применению менеджерами или лицами, определяющими политику организаций. Поэтому в этой статье мы рассматриваем природу ОЭ, игнорируя вопросы ее практической применимости.

Селекция (в сравнении с адаптацией)

В основном, изменения в организации могут происходить двумя способами: путем дарвиновского отбора или ламарковской адаптации. Дарвиновский отбор подразумевает, что изменения происходят вследствие замещения организаций, не отвечающих требованиям окружающей среды и поэтому подлежащих замещению новыми организационными формами. Организационная экология, обязанная своим появлением тщательному использованию аналогий с теориями биологических популяций, подчеркивает важность отбора для понимания динамики организаций. Этот подход резко контрастирует с более традиционными воззрениями последователей Ж.Б. Ламарка, утверждающих, что изменения являются следствием адаптационных процессов на индивидуальном уровне организаций. Другими словами, организации непрерывно приспосабливают свои стратегии и структуры к требованиям внешней среды. Акцент Организационной экологии на процессах отбора имеет для два важных теоретических результата. Во-первых, отличие организационной экологии от других организационных теорий состоит в ее особенно пристальном внимании к популяции или отрасли на первом уровне анализа, что имеет большое значение не столько для (поведения внутри и вне) индивидуальной организации, сколько для взаимодействий смежных групп организационных форм. Действительно, многие примеры развития в мире организаций не могут быть объяснены только путем анализа стратегий отдельных фирм. Например, в 1950-х гг. в часовой промышленности Швейцарии насчитывалось 2300 фирм, а в 1984 г. осталось только 632 (Carrol and Hannan, 1995). Подобным образом в Голландии имело место значительное снижение числа ежедневных газет, при том, что за рассматриваемый период не появилось ни одной новой. Очевидно, что было бы чрезмерным упрощением считать причинами столь резких изменений некомпетентность менеджмента и неправильный выбор стратегии. Во-вторых, так как организационная экология предполагает, что изменение является результатом замещения, то анализ динамики популяции требует исследования показателей жизни популяции: возникновения (рождения или появления) и смертности (исчезновения или ухода). При этом интерес заключается не столько в объяснении показателей жизни самих по себе, сколько в отслеживании совокупных показателей на уровне популяции и в понимании скрытого значения процессов рождения и смерти для динамики распределения характеристик организаций (т. е. их многообразия) во времени.

Относительная инертность (с сравнении с приспособляемостью)

Дарвиновский отбор будет действовать тогда и только тогда, когда цель отбора, то есть организации, является достаточно инертной. В противном случае своевременная адаптация организаций будет изменять цель селекции прежде, чем дарвиновские процессы материализуются. Как упоминалось ранее, главный принцип основного направления организационной теории гласит, что занимающие определенное официальное положение организации являются достаточно гибкими и должны оставаться таковыми для того, чтобы непрерывно изменять свои стратегии и структуры. При этом сторонниками адаптационной модели изменения организаций (или модели стратегического выбора) безоговорочно делаются два важных допущения, которые упоминаются во многих учебниках по стратегическому менеджменту: (1) организации способны успешно осуществлять трансформацию; (2) приспособляемость организаций увеличивает их прибыльность и, в конечном счете, повышает шансы на выживание. Однако теория организационная экология подвергает сомнению обоснованность обоих предположений. Тон хору их критиков задала ставшая классической статья М. Ханнана и Дж. Фримена “Structural inertia and organizational change” (“Структурная инертность и изменение организации”), опубликованная в 1984 г. в “American Sociological Review”.
Согласно теории организационной экологии первое допущение неоправданно потому, что организации испытывают трудности при корректировке своих “планов” (Hannan and Freeman, 1977). Организации обладают инертностью, другими словами, их трансформация не может происходить параллельно с изменениями внешних условий (Hannan and Freeman, 1984). Данное положение отнюдь не означает неизменности организаций, а подразумевает лишь то, что корректировки происходят достаточно редко и со значительным лагом во времени. Таким образом, имеет место тенденция сохранения организационной инертности относительно внешней турбулентности. Помимо этого ОЭ утверждает, что изменение организации, если оно вообще возможно, увеличивает для нее вероятность неблагоприятного развития событий. Это объясняется тем, что изменение основных характеристик организации эквивалентно созданию новой. Многие ученые отмечали, что после того, как организации предпринимают масштабные структурные изменения вероятность их банкротства возрастает (Amburgey, Kelley, Barnett, 1993). Например, финские газеты, осуществлявшие радикальные изменения политического профиля или частоты выпуска в период с 1771 по 1963 гг., имели более высокий показатель банкротств по сравнению с более “инертными” периодическими изданиями (Amburgey, Kelley, Barnett, 1993). В результате, “значительное число банкротств указывает, что с точки зрения возможностей объяснения организационных изменений адаптационные модели оказываются ограниченными” (Carrol and Harrison, 1993: 93).
Организационная экология выступает также против второго упрощенного предположения о том, что приспособляемость является единственным ключевым фактором, определяющим эффективность организации, а значит и возможности ее выживания. Как уже отмечалось, относительная инертность (как противоположность приспособляемости) является основным понятием используемой в организационной экологии дарвиновской теории отбора. Теория ОЭ устанавливает, что инертность является не только предпосылкой дарвиновского отбора, но — что еще более важно — его следствием (Hannan and Freeman, 1984). Другими словами, селекция благоприятствует организационным формам, имеющим сравнительно инертные структуры. Основными аргументами в пользу этого утверждения являются следующие (Hannan and Freeman, 1984). Во-первых, организации должны быть надежными: они могут стать надежными поставщиками товаров и услуг только действуя на основе установившихся схем управления их функционированием. Во-вторых, организации должны быть ответственными за свои действия. Ответственность также требует стабильных правил и процедур. В-третьих, надежность и ответственность организаций могут быть обеспечены только в том случае, если организационные структуры являются высоко репродуктивными. Схемы, правила и процедуры, определяющие надежность и ответственность не должны изменяться со временем. В этом направлении проявляется воздействие селекции: следовательно, будет происходить отбор жестких и жизнеспособных планов (Boeker, 1988). Результаты проявления надежности, ответственности и репродуктивности служат подкреплением утверждения о том, что “современный мир благоприятствует коллективным действующим лицам, которые могут продемонстрировать разумную деятельность или по крайней мере обоснованно заявить о способности ее выполнения, а также могут отвечать за свои поступки. Поэтому он благоприятствует организациям больше, чем другим объединениям, причем именно организациям определенного типа, так как не все организации обладают данными качествами в равной мере. Селекция внутри популяции организаций направлена на устранение организаций с низкой надежностью и ответственностью. … Таким образом, мы предполагаем, что селекция в популяциях организаций в современных обществах благоприятствует формам с высокой надежностью функционирования и высоким уровнем ответственности” (Hannan and Freeman, 1989: 74). Например, условиями жизнеспособности газеты являются воспроизводимый макет и устойчивое распространение.

Конкуренция и легитимизация

То значение, которое организационная экология придает селекции, неразрывно связано с акцентом на важности проведения в популяциях анализа показателей уровней рождаемости и смертности, определяющих траектории роста популяций. До сих пор большинство теоретических и практических работ были нацелены на объяснении удивительного сходства траекторий роста весьма (если не сказать радикально) несхожих популяций организаций (от банков и пивоваренных заводов до профсоюзов и добровольных организаций социальной помощи). Вначале число организаций в популяции обычно медленно растет, а затем быстро достигает пикового значения. После достижения максимума обычно происходит резкое снижение численности, а затем наступает ее стабилизация (Carrol and Hannan, 1989). Изменение числа организаций внутри популяции, согласно теории организационная экология, зависит от многих факторов. Прежде всего, важное значение имеет ниша, в которой находится популяция. Ниша отражает роль и функцию популяции в сообществе. Например, роль газетной индустрии в западных обществах состоит в информировании читателей обо всем, что является интересным с точки зрения журналистов. Важным параметром ниши является ее предельная емкость (то есть ее максимальный размер). Социальные и материальные ограничения лимитируют потребность в конкретных ролях и функциях. Например, совокупный тираж всех газет ограничивается числом потенциальных читателей. Предельная емкость ниши отражает лишь верхнюю границу объема совокупной деятельности, осуществляемой конкретной организационной формой. Предельная численность популяций определяется различными экзогенными факторами. Например, предельная емкость газетной индустрии многих развивающихся стран строго ограничивается тяжелыми экономическими условиями и плохой работой системы образования.
Однако удивительное сходство траекторий роста популяций указывает на существование внутренней динамики сжатия и расширения (Carrol, 1984). Эти графики изменения могут быть объяснены воздействием двух сил: конкуренции и легитимизации. Конкуренция внутри популяции или между популяциями возникает при условии ограниченности имеющихся в нише ресурсов. Легитимизация подразумевает социальное одобрение новых организационных форм, имеющих в данный момент невысокую законность. По мере того, как эти формы демонстрируют ответственность и надежность, они могут приобретать бОльшую легитимность. Смещения относительной важности конкуренции и легитимизации порождают изменения в популяции: многие организации со временем приобретают новые характеристики и утрачивают старые. ОЭ предполагает, что по мере старения организационной формы и конкуренция, и легитимизация возрастают. С другой стороны, через определенное время новая форма также должна быть узаконена. Следовательно, ожидается, что со временем показатель возникновения организаций будет возрастать. С другой стороны, чем больше организаций заполняют нишу, тем выше становится конкуренция внутри популяции. Таким образом, ожидается, что конкуренция будет действовать в качестве стабилизирующего для показателя рождаемости фактора. Аналогичные рассуждения указывают на то, что показатель смертности является высоким вначале (влияние новизны и недостаточной легитимности), снижается, по мере роста легитимности до определенной отметки, а затем в результате обострения конкуренции возрастает.

Зависимость от плотности

Теория селекции в рамках организационной экологии рассматривает влияние количества организаций на процессы их рождения и смерти. На языке ОЭ это означает, что конкуренция и легитимизация обуславливают немонотонную функциональную зависимость показателей возникновения и исчезновения организаций от их плотности в популяции. Таким образом, графическое отображение зависимости между плотностью организаций и показателем рождения организаций имеет форму обратного U. В то же время график зависимости между плотностью и показателем смертности имеет форму обычного U (Hannan and Carroll, 1992). Совместный результат действия зависимых от плотности организаций сил конкуренции и легитимизации отражается кривой изменения плотности популяции на протяжении всей истории ее существования. Продолжительность жизни организации зависит от ее типа и в некоторых случаях может насчитывать нескольких веков. Немонотонная зависимость жизненных показателей организации от плотности популяции была подтверждена большим количеством исследований различных типов популяций, в частности, профсоюзов, газет, производителей полупроводниковых приборов, страховых компаний и банков (Carroll, 1988; Hannan and Carroll, 1992). Данный тип зависимости для газетной индустрии был получен в Аргентине, Ирландии и на Западном побережье США в районе Сан-Франциско (Hannan and Carroll, 1992).
Для объяснения снижения плотности популяции после достижения ею пикового значения ОЭ используется понятие механизма блокирования. Плотность в момент рождения имеет положительное воздействие на показатели смертности (Carroll and Hannan, 1989). Замедление роста плотности обеспечивает особенно высокое значение показателей смертности после того, как плотность популяции достигает пикового значения: следовательно, число организаций в этот период должно резко снижаться. Результаты эмпирических исследований показывают, что создание новой организации в переполненных нишах приводит к так называемой “вынужденной нехватке ресурсов”. Например, вероятность банкротства новой газеты в настоящем и будущем возрастает, если на момент ее возникновения рыночная ниша будет заполнена множеством конкурирующих изданий с прочной репутацией (надежда на привлечение читателей к новому изданию невелика). Текущая плотность и плотность в момент рождения не являются единственными используемыми теорией ОЭ для объяснения жизненных показателей зависимыми переменными. Другими используемыми в эмпирической модели переменными являются экзогенные факторы, отражающие экономические условия, институциональные изменения, политическую нестабильность, размер организации (“последствие малого размера”), возраст организации (“последствия новизны”) и т. д. Воздействия плотности остаются значительными и после управления этими ковариациями. Кроме того, как ожидается, показатели смертности оказываются более высокими для малых и молодых организаций (в сравнении с “долгоживущими” и относительно крупными).

Фактор ширины ниши

В 1983 г. Дж. Фримен и М. Ханнан дополнили свое учение об организационной экологии так называемой теорией “ширины ниши”, которую они изложили в статье “Niche width and the dynamis of organizational populations” (“Ширина ниши и динамика популяций организаций”), напечатанной в “American Journal of Sociology”. Вслед за Дж. Фрименом и М. Ханнаном Дж. Кэррол (Carroll, 1985) различает два типа организационных стратегий: широкую и узкую. Широкая стратегия уделяет основное внимание центру рынка и обращается для обеспечения выживания организации к разнообразным типам ресурсов во внешней среде. Напротив, узкая стратегия стремится обеспечить выживание в конкретной нише за счет использования ограниченного набора внешних ресурсов. Например, в газетной индустрии национальные газеты используют широкую стратегию, а местные — узкую. Процессы распределения ресурсов порождают двойственную рыночную структуру в тех отраслях, в которых достигается экономия обусловленная масштабами производства. Когда приобретает значение эффект масштаба (то есть при выпуске больших тиражей) фирмы стремятся сосредоточиться на центре рынка (то есть на среднем читателе газет). Этот процесс приводит к концентрации фирм, придерживающихся широкой стратегии, в центре рынка, что создает для приверженцев узкой стратегии возможности охвата тех сегментов рынка (т. е. не средних читателей), которые их конкуренты, в силу ограниченности возможностей, не могут обеспечить интересной им информацией. Дж. Кэррол (Carroll, 1985, 1987) пришел к выводу, что в американской газетной индустрии рост концентрации (т. е. разделение рынка между четырьмя ведущими газетами) был связано ростом числа банкротств общенациональных газет (использовавших широкую стратегию) и снижением числа банкротств местных газет (использовавших узкую стратегию).
Эта теория включает в себя “универсальный закон” об эволюции конкурентных процессов в социальном мире. Конкуренция может порождать в отраслях скорее гомогенность, чем гетерогенность. Например, в западной газетной индустрии борьба за привлекательные рыночные ниши обеспечила значительную гетерогенность отрасли с точки зрения профиля читателя и области распространения тиража. Фирмы в любой момент времени могут столкнуться с фундаментальной дилеммой, определяющей суть теории ширины ниши: им надо выбрать либо стратегию борьбы за центр рынка, либо, избегая острой конкуренции, уйти на рыночную периферию. Оба варианта, хотя и по разным причинам, могут сопровождаться получением высоких прибылей и обеспечить высокую вероятность выживания. Понятно, что природа обеспечивающих рост фирм ресурсов зависит от основополагающих характеристик отрасли. Например, в газетной индустрии ресурсы обеспечения роста могут быть обусловлены инвестициями в производственные мощности.

2. Основная критика

Организационная экология активно представлялась ее сторонниками в качестве новой научной парадигмы. Поэтому неудивительно, что она породила также и ответный поток непрекращающейся критики. Далее мы проиллюстрируем и оценим основные итоги споров, посвященных основам организационной экологии. Эти дебаты, в частности, касаются основного положения организационной экологии о том, что относительная инертность организации является скорее правилом, чем исключением. Организационная экология нередко критиковалась специалистами по стратегическому менеджменту за чрезмерный детерминизм и недооценку свободного проявления намерений руководителей организаций (Bourgeois, 1994). Однако, М. Ханнан и Дж. Фримен (Hannan and Freeman, 1989) утверждают, что детерминизм отнюдь не является противоположностью волюнтаризма. Это обусловлено не тем, что организационная экология признает естественный отбор в качестве причины возникновения многообразия организационных форм, не являющихся результатом выбора руководителей, изменения стратегии и даже попыток адаптировать организации к изменяющимся внешним условиям. Как утверждают М. Ханнан и Дж. Фримен (Hannan and Freeman, 1989: 22) “даже когда действующие лица пытаются справиться с внешними условиями, их действие может быть случайным относительно адаптации до тех пор, пока внешние факторы являются неопределенными или связь между средствами и целями недостаточно понятна. Для выбора применяемых моделей именно соответствие между действием и внешними результатами должно быть в среднем случайным”. Таким образом, организационная экология является “детерминированной” лишь в том смысле, что долгосрочное выживание организации определяется, главным образом, внешними условиями. Это подразумевает, что организационная экология оспаривает теории “великого человека” организационной истории.
Следовательно, фундаментальный вопрос заключается в том, какое из предположений является более обоснованным: об относительной инертности (организационная экология), которая является предпосылкой для осуществления дарвиновского отбора, или об относительной приспособляемости (стратегический менеджмент), отражающей взгляды Ж. Б. Ламарка. Предположение теории организационной экологии об относительной инертности до сих не подвергалось серьезной проверке. Однако, то же самое можно сказать и о предположении об относительной приспособляемости, которое рассматривалось как само собой разумеющееся многими специалистами по стратегическому менеджменту, предполагавшими, что руководители, наблюдающие за внешней средой, имеют возможность непрерывно корректировать стратегии и структуры своих организаций в соответствие с внешними изменениями. Это подразумевает также, что многообразие организаций является, главным образом, следствием происходящих с ними изменений. Хотя, на первый взгляд, обе точки зрения существенно различаются меду собой, при рассмотрении поведенческой теории процессов принятия стратегических решений между ними можно увидеть много общего.
Однако, на наш взгляд, часто упускаемая из виду возможность заключается в том, что инертность и приспособляемость не обязательно являются противоположными полюсами континуума. В своей проницательной работе Р. Бургельман утверждает, что организации могут успешно работать в течение долгого времени за счет использования тщательно сбалансированного подхода к выработке стратегии, основанного на совместном использовании понятий инертности и приспособляемости (Burgelman, 1991; сравните Van Witteloostujn, 1998). Р. Бургельман использует внутриорганизационную экологическую перспективу выработки стратегии. Он различает два типа стратегических процессов: индуцированный и автономный. Индуцированные стратегические инициативы соответствуют текущей стратегии, процедурам и целям организации и являются совместимыми с ее специфическими знаниями и умениями. Осуществляемая топ-менеджерами внутренняя селекция таких инициатив отражает текущие внешние селективные воздействия. Однако этот процесс лишь позволяет организации адаптироваться к нарастающему внешнему изменению и, следовательно, является равноценным проявлению относительной инертности. Р. Бургельман утверждает, что индуцированные процессы обязательно основываются на прошлых успехах и используют возможности, связанные с текущей ситуацией. Но для достижения долгосрочного выживания индуцированные процессы должны быть сбалансированы с автономными стратегическими процессами, которые имеют отношение к внутренней селекции стратегических инициатив вне рамок текущей стратегии. Важной задачей топ-менеджеров является вынашивание подобных стратегических инициатив операционного уровня. Автономные процессы при наличии поддержки со стороны высшего руководства позволяют осуществлять непрерывное стратегическое обновление и предлагают организациям возможности для упреждающей адаптации. Суть заключается в том, что долгосрочное выживание фирм повышается “за счет достижения баланса действий механизмов увеличения и уменьшения изменчивости. Это предполагает, что один процесс приводит к относительной инертности и дополнительным корректировкам в то время как другой расширяет сферу действия фирмы и обновляет ее основные характерные знания и навыки, противодействуя инертности и выполняя некоторые функции переориентации” (Burgelman, 1991: 257). Например, общенациональная газета может проводить эксперименты не в своей инертной центральной структуре, а на уровне отдельных периферийных изданий. Если эксперимент оказывается успешным, его результаты могут использоваться на общенациональном уровне.

3. По другую сторону организационной экологии

Организационная экология породила огромное и по-прежнему быстро увеличивающееся количество эмпирических исследований (Baum, 1996). Например, число исследований, посвященных проверке гипотезы плотности популяций, вообще не поддается учету. Нет сомнений в том, что эмпирическая традиция, начало которой положила организационная экология, несмотря на критику основных положений этой теории вносит важный вклад в развитие организационных наук. Однако в последние годы все более настойчиво звучат призывы к уточнению основных теоретических положений организационной экологии. В частности, Дж. Баум (Baum, 1996: 107-108) завершает свой впечатляющий обзор организационной экологии призывом к внесению в теорию корректив с учетом необходимости “постановки новых исследовательских вопросов, которые раскрыли бы связь организационной экологии с другими направлениями теории организаций”. Мы убеждены в том, что организационные субдисциплины в рамках экономикс, и прежде всего посвященные изучению отраслевой организаций, выглядели бы в этом отношении особенно многообещающими (Boone and Van Witteloostuijn, 1995).
М. Ханнани Дж. Фримен приступили к реализации своей впечатляющей и амбициозной программы в 1977 г. с целью найти ответы на такие фундаментальные вопросы как например: “Почему существует так много различных типов организаций?” (Hannan and Freeman, 1977) и “Каковы движущие силы современных экономик, государств и обществ?” (Hannan and Carroll, 1992). Логично, что первоначально исследовательская стратегия главного направления ОЭ заключалась в поиске “общих законов”. Например, в отношении проблемы зависимости от плотности и ее ресурсов М. Ханнан и Дж. Фримен (Hannan and Freeman, 1992: 18) утверждают, что: “наш главный довод — применимость ко всем типам популяций организаций. То есть теория применяется к популяциям всех типов в любой момент времени и в любом обществе”. Аналогичная позиция прослеживается и в отношении других аспектов теории, таких как гипотезы “последствий малого размера” и “последствий новизны”. Этот поиск общих закономерностей подразумевает, что различиям между и внутри популяций или отраслей уделяется лишь самое незначительное внимание. Это замечание, безусловно, связано с критикой, появившейся в упомянутых выше работах по стратегическому менеджменту. С нашей точки зрения организационная экология может классифицироваться как общая теория подобий. Мы хотели бы подчеркнуть, что в этой исследовательской стратегии нет ничего неправильного. Более того, несмотря на некоторые отмеченные выше несоответствия, результаты исследований, выполненных с помощью теории ОЭ, представляются впечатляющими. Однако, теория организационная экология является лишь одной стороной медали. Мы согласны с Дж. Кэрролом в том, что: “будущее развитие организационной теории зависит не от доминирования одного единственного воззрения, но от объединения наиболее важных полученных с разных точек зрения положений” (Carroll, 1984: 90). Именно в этом смысле мы полагаем, что теория отраслевой организации и экономическая субобласть стратегического менеджмента могли бы успешно обогащать друг друга.


Имя 
Пароль  забыли?
Присоединяйтесь!

Новые материалы

   Названы самые высокооплачиваемые вакансии в Башкирии
   Не все профессии равны. Вчерашние школьники идут в телевизионщики и PR
   Новочебоксарские безработные граждане обучаются востребованным профессиям
   Где в Уфе заработать 100 тысяч рублей в месяц
   Сколько в среднем получают владимирские врачи?


Последние комментарии

  
   мне приятно Вас читать 99 % читаемое мной - мусор... А на ваших постах глаза отдыхают 
   Действительно, Эдуард, что это я! Всё ещё hr, всё ещё пишу - с удовольствием вернусь)))
   Марина, вы вернетесь к нам или уже все?)
   вы можете оставлять активную ссылку на источник 
Все статьи


Интервью




Публикую статью Алексея Королькова с видеокомментарием
все интервью


О проекте      Реклама       Подписка       Контакты       Rambler's Top100 Яндекс цитирования ©2000-2011, HRM